Правила движенья слова песни

Правила движенья слова песни

Познавательно-развлекательный портал для детей, родителей, педагогов

Обучалки, превращалки, соображалки, звуковое лото, найди пару

Захватывающее путешествие в шестисотметровом стеклянном тоннеле сквозь толщу воды!

Новое задание — по чётным числам июня. Решайте головоломки, набирайте баллы и получайте диплом!

Сценки, кукольные спектакли, вечеринки, интеллектуальные игры

Упражнения для губ, щек, языка, нижней челюсти; для произношения «P», «Л», шипящих

Графические диктанты, оценка языкового развития, умения общаться, кругозора

Принимаются заявки на участие. Победителей ждут призы!
Спонсор: «Билингва»

Глава 17. Антоним движения (схема работы пневматического тормоза)

Характеристика на воспитанника детского сада для ПМПК

Ребенок посещает детский сад с 17 ноября 2007 г. Во вторую младшую группу пришел с ясельной группы. В новой обстановке освоился быстро, т.к. со всеми детьми был знаком. Мальчик посещает детский сад практически постоянно, болеет редко. С детьми отношения скорее дружеские, хотя часто бывают конфликты из-за игрушек. Если ребенку игрушка понравилась, или она похожа на игрушки, которые находятся у него дома, то ребёнок ошибочно может принять её за свою и его трудно переубедить в обратном. На замечания обижается, отворачивается, может заплакать, уединяется.

Выполняет просьбу старших, радуется, когда его хвалят. Показывает свои любимые игрушки, книжки. Проявляет сочувствие к взрослым и детям.

Не определяет, не выражает словами место нахождения предмета к себе, другим предметам. Воспитанник не умеет ориентироваться на листе бумаги, выстраивая все геометрические фигуры в линию сверху вниз. Путает левую и правую сторону, не называет текущий день недели, путает смену частей суток, времена года. Знает основные цвета, путает белый цвет с коричневым, не знает оттенки.

В привычной обстановке детского сада, ребенок самостоятельно выполняет знакомые правила общения с взрослыми и детьми. Заходит в группу практически всегда с хорошим настроением: здоровается, прощается, обращается за помощью отдельными словами, часто неправильно выговаривая слова.

Развитие речи. Словарный запас бедный. Речь ребенка состоит из отдельных слов, часто не понятных для взрослых и детей. Воспитанник редко строит предложения из трех, четырех слов, использует только те слова, которые он часто применяет: «Я хочу, есть», «Моя игрушка». Чтобы добиться желаемого результата, педагогам часто приходится повторять с ребенком заученные слова, при повторении мальчик переставляет звуки.

Музыкальная деятельность. Не проявляет интерес к музыкальным произведениям, часто отвлекается, мешает детям. Не проявляет самостоятельности в использовании песен, но если песни часто поются (при подготовке к утренникам) поет.

Не умеет развивать сюжет в рисунке, изображая отдельными фрагментами, часто дублирует их.

Очень тяжело запоминает стихи, не может определить место звука в слове, иногда не понимает, о чём его просят. Чтобы с ребенком выучить пару строчек стихотворения, нужно приложить много усилия, порой не один день. При чтении произведений, сказок, стихов, потешек мальчик отвлекается на посторонние предметы, часто закрывает уши руками, причем в самом начале чтения произведения. Когда спрашиваешь его: «Зачем ты это делаешь?» отвечает «Я устала, хочу играть» знает, что он мальчик, но при этом говорит о себе в женском роде.

Памяти Валерии Новодворской (1950-2014)

Последний раз я говорил с Вами 4 года назад — в 10-ю годовщину моей свадьбы, и мой 50-летний юбилей. Вы подарили нам свои книги — надеюсь, моя дочь перечитает их хотя бы из-за именного автографа автора.

Ненависть врагов бодрила ее, она много десятилетий дразнила этот зоопарк своим безупречным человеческим прямостоянием. Надпись на дверях клуба санкюлотов – «Что ты сделал для того, чтобы быть расстрелянным в случае прихода неприятеля?» – была ее ежедневным девизом. Счет желавших ей смерти шел на сотни тысяч.

Мы, все россияне, даже не представляем, какую точку отсчета мы потеряли. В каком-то смысле, конечно, мы ее приобрели, потому что чем больше будет уходить времени с ее смерти, тем яснее, наверное, нам будет становиться масштаб этого человека. И совершенная неповторимость Валерии Ильиничны Новодворской. Она была политиком. Она была верна своим убеждениям. Она была честным человеком. Она была бесстрашным человеком. И я не думаю, что в сегодняшней политике российской можно назвать второе имя, которое бы полностью соответствовало всем этим идеалам.

Таких, как Новодворская, чтобы сразу все в высшей степени, и ум, и литературный дар, и безупречность, судьба дарит людям раз в поколение. Это если сильно повезет. Чаадаев, святой Лука (Войно-Ясенецкий), Сахаров и вот она, Валерия Ильинична…

Стал ли народ жертвой зловещих манипуляторов, или это в природе самого «народа»? Можно ли освободить и осчастливить народ без его согласия, лишив рабов их любимых хозяев? Эти и подобные им дилеммы относятся к так называемым вечным вопросам, к сущностным проблемам человеческого бытия. Споры о налоговой системе и бюджетных расходах несопоставимо мелки по сравнению с ними. И никому пока не удалось предложить универсальный ответ на них. Возможно, его вообще нет, хотя диапазон предлагавшихся решений весьма широк: от полного конформизма и приспособленчества до апологетики всевластия «просвещенной элиты» и презрения к «быдлу». Большевизм тоже по-своему пытался дать ответ на эти вопросы.

Все мы, кто жил на «чеченской войне» (в грозненских ли подвалах, перед телевизорами ли в мирных городах), кто через слёзы радовался каждому антивоенному слову, безмерно благодарны Валерии Ильиничне. Мы помним её и скорбим.

Лера Новодворская — из породы людей, которые казалось, никогда не должны умирать. Они нужны для того, чтобы мир казался не таким страшным и беспросветным. Сегодня говорят, что она была политиком, диссидентом, публицистом, историком. Но она была Новодворской. И этим все сказано. Потрясающе организованная — несмотря на целый букет болезней более пяти лет она каждую неделю присылала колонку в The New Times. При всем своем максимализме — необыкновенно нежная , ласковая и ранимая. Пожалуй, я не встречала человека, который бы так искренне сострадал заключенным. Они были для нее как дети, особенно политические заключенные. Сколько раз я от нее слышала, да она и сама писала об этом много раз: она была готова сесть в тюрьму и поменяться местами с несправедливо осужденными.

Поразительно, тревожно и даже страшно: умнейшие, образованнейшие люди не могли, не хотели и сегодня не хотят понимать элементарных вещей.


Комментарии запрещены.