Приказ 300 для парадной формы

Приказ 300 для парадной формы

Чем грозят подарки сотрудникам

Следовательно, для организации, возможно, выгоднее проводить премирование сотрудников, чем выдачу подарков в денежной форме, поскольку такие суммы могут быть учтены в расходах по налогу на прибыль.

Также, например, не облагаются суммы единовременной материальной помощи, оказываемой плательщиками страховых взносов, а именно: суммы страховых платежей (взносов) по обязательному страхованию работников, осуществляемому плательщиком страховых взносов в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, суммы платежей (взносов) плательщика страховых взносов по договорам добровольного личного страхования работников, заключаемым на срок не менее одного года.

В отношении подарков в денежной форме хотелось бы отметить следующее.

За неуплату налога в установленный срок или неполную уплату причитающейся суммы налога налогоплательщик уплачивает согласно ст. 75 НК РФ пени. Сумма соответствующих пеней уплачивается помимо причитающейся к уплате суммы налога независимо от применения других мер ответственности за нарушение налогового законодательства.

Самый распространенный вариант дарения – когда индивидуальный предприниматель официально, путем подготовки соответствующих документов, оформляет документы и передает в дар имущество, денежные средства и другие ценности. Напомним, что согласно ст. 226 НК РФ индивидуальные предприниматели, выплачивающие физическим лицам доходы, подлежащие обложению НДФЛ, являются налоговыми агентами и должны определять налоговую базу и сумму НДФЛ, производить удержание этого налога с доходов физических лиц и перечислять удержанный НДФЛ в бюджет Российской Федерации.

Не старайтесь использовать схемы дарения от физического лица физическому лицу, а также схемы участия ваших работников в рекламных акциях.

Общая сумма дохода сотрудницы за январь 2008 г. составила 20 000 руб. Налоговая база должна была быть рассчитана с учетом налоговых вычетов, установленных п. 28 ст. 217 НК РФ, в сумме 4 000 руб., и подп. 3 п. 1 ст. 218 НК РФ, в сумме 400 руб.

В соответствии с законом 212-ФЗ 2 не подлежат обложению страховыми взносами расходы, связанные с оплатой стоимости питания, спортивного снаряжения, оборудования, спортивной и парадной формы, получаемых спортсменами и работниками физкультурно-спортивных организаций для учебно-тренировочного процесса и участия в спортивных соревнованиях, а также спортивными судьями для участия в спортивных соревнованиях.

Действительно, если указанный договор будет совершен в устной форме, он будет являться ничтожным, не влекущим юридических последствий. Однако последствия недействительной сделки могут быть применены только судом (ст. 166 ГК РФ).

Как пришить шеврон

Общие правила того, как пришить шеврон на форму ВС, указаны в приказе №300 от 22.06.2015 года. Шевроны пришиваются на внешнюю сторону рукав на расстоянии 8 см от плечевого шва.

«Годички» — разговорное название шевронов, которые обозначают год службы и контрактников. Их ношение регламентируется приказом Министра обороны № 89,»О внесении изменений в приложение № 1 к приказу Министра обороны Российской Федерации от 22 июня 2015 г. № 300″ от 23 марта 2017.

Как пришивать новые шевроны полиции, рассказывает приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации от 26 июля 2013 г. N 575 г. Москва. Пришить шевроны на форму полиции следует на внешней стороне рукава, на расстоянии 80 мм от верхнего края шеврона до плеча.

В этой статье мы ответим на вопрос, как пришить шеврон. Покажем фотографии расположения шевронов на форме ВС РФ, МВД, МЧС, ФСИН, ФСБ и других служб. Мы расскажем, как правильно пришить шеврон в соответствии с приказом, предложим подробную инструкцию с картинками.

Нагрудные нашивки («Вооружённые силы России» — справа, именная нашивка — слева размещаются на

Если вас интересует сам процесс пришивания, как двигать иголкой, куда девать нитку, мы сделали для вас мастер-класс с пошаговыми иллюстрациями «Как пришить нашивку?». Также вы можете заказать пришивание шевронов у нас. Можем обработать нашивки липучкой-велкро, а можем пришить шевроны к форме.

  • шерстяных кителях
  • демисезонных куртках (кроме высших офицеров
  • шерстяных тужурках (кроме тужурок летних шерстяных
  • шерстяных жакетах
  • фланелевках
  • повседневных зимних куртках
  • повседневных демисезонных куртках
  • куртках повседневных костюмов
  • полевых куртках (кроме ветроводозащитного костюма

Левый рукав: нарукавный знак о принадлежности к МВД России

Мы делаем шевроны с 2007 года, среди наших клиентов — многие воинские части, государственные военные и гражданские службы, ЧОПы, казачьи войска и многие частные лица. Вышивка — самый презентабельный и престижный способ изготовления шевронов, она не линяет, не выцветает, не деформируется со временем. Можно оформить заказ вышивки или нашивок через ЕАИСТ. Для каждого мы создаём те самые шевроны, которые он искал. Обращайтесь, рады вышить для вас!

Глава 1 Российский флот в 1905–1918 гг

Корпус кондукторов был создан в 1894 г. Их обязанности и права определялись «Положением о старших боцманах и кондукторах». Кондукторы являлись ближайшими помощниками офицеров-специалистов. Старшие боцманы считались «правой рукой» старшего офицера корабля и пользовались главенством среди остальных корабельных кондукторов. В их обязанности входило наблюдение за порядком и наружной чистотой корабля, в их подчинении находилась вся корабельная команда. На кораблях у кондукторов имелась своя, отдельная от офицерской, кают-компания.

Несмотря на указанную здесь дешевизну продуктов питания, необходимо отметить, что офицерам приходилось за собственный счет полностью нести расходы по покупке достаточно недешевой формы одежды; кроме того, им предписывалось посещать только первоклассные рестораны и другие заведения (список которых определялся приказами морского министра), ездить в вагонах 1-го класса, то есть вести жизнь на уровне, достойном высокого звания офицера Русского флота. При этом, как мы можем заметить, государство стремилось обеспечить им такие возможности. Хотя, конечно, молодым мичманам и лейтенантам приходилось иной раз испытывать определенные затруднения. Как вспоминал Нестор Александрович Монастырев, «… 30 рублей… каждый из нас вносил ежемесячно на питание [в кают-компании корабля. — Н.К.]. Вино, постоянно попиваемое вечерами в кают-компании, конечно, в эти 30 рублей не входило, не считая „чарки“ водки по воскресеньям. Кроме того, вне службы можно было заказать кофе с коньяком, фрукты и пирожные в каюту, но за дополнительную плату. То же касалось пива и прохладительных напитков. В общем, когда приходила пора получать жалование, молодые мичмана после вычета за „стол“ почти ничего на руки не получали и залезали в долги. Почти все должны были портным и сапожникам. Конечно, надо признать, что наши кредиторы не были жестоки и часто ждали сколько придется, отлично зная, что морской офицep в конце концов долг погасит». В годы войны, в связи с инфляцией, денежное содержание чинов флота несколько увеличилось.

По данным другого современного исследователя, Н.Ю. Березовского, основанных на отечественных архивных материалах, к марту 1921 г. из 8455 человек комсостава советского флота 6559 служили ранее на флоте в офицерских чинах[5]. Столь большой процент «бывших» является отражением того факта, что из-за необходимости наличия многочисленных специальных знаний на флоте замена офицера любым другим лицом практически невозможна. Необходимо принять во внимание и тот факт, что из этого числа офицеров определенное количество впоследствии также пополнило ряды эмигрантов. После Кронштадтского мятежа на «военспецов», которым власть и раньше-то не очень доверяла, обрушилась новая волна репрессий. Например, в августе того же 1921 г. органы ВЧК арестовали более половины из находившихся в Петрограде офицеров флота. В декабре свыше двухсот из них выпустили и отправили на проживание по разным городам страны под надзором чекистов; впоследствии были пересмотрены дела около 300 заключенных, но в итоге на морскую службу вернулись 103 человека. Не забудем, что после мятежа до 500 бывших офицеров ушли по льду в Финляндию, хотя кронштадтские события — это только звено в цепи уничтожения советской властью представителей флотского офицерства

В 1897 г. Техническое училище преобразовано в Морское инженерное училище императора Николая I (это название оно носило до марта 1917 г., после чего стало именоваться просто Морским инженерным училищем) с двумя отделениями — механическим и кораблестроительным. На вступительном экзамене требовались знания в объеме реального училища.

Призыв граждан на военную службу в Российской Империи проходил, согласно закону от 1 января 1874 г., на основе всеобщей воинской повинности (последние изменения в него были внесены в 1912 г.). К отбытию воинской повинности на флоте призывались ежегодно молодые люди, которым исполнился 21 год от роду к 1 января того года, в котором производился призыв. Так как население могло дать, согласно закону, значительно большее число призывников, чем требовалось в мирное время, лишние новобранцы освобождались от военной службы. В первую очередь освобождались совершенно неспособные к военной службе, затем пользующиеся установленными законом льготами; если оставшееся число превышало потребность флота, новобранцы тянули жребий — кому идти, а кому нет. Срок службы на флоте составлял 10 лет — 5 лет действительной службы (до 1906 г. — 7 лет) и 5 лет в запасе.

5 августа 1913 г. в Санкт-Петербурге открылись Временные курсы юнкеров флота с учебным курсом по программе Морского корпуса. 1 июня 1914 г. они были преобразованы в Отдельные гардемаринские классы (ОГК), причем 60 ранее зачисленных туда юнкеров флота переименовали в гардемарины. Обучение в них было рассчитано на три года. В классы принимались на конкурсной основе дети офицеров, потомственных дворян, священнослужителей (в ранге не ниже иерея), гражданских чиновников (не ниже VII класса Табели о рангах), а также представители других сословий христианского вероисповедания, окончившие курс в каком-либо гражданском вузе. После зачисления в ОГК гардемарин сразу же приводили к присяге. Полный курс обучения рассчитывался на 3 года. Затем воспитанники производились в корабельные гардемарины и направлялись на корабли Учебно-артиллерийского и Учебного минного отрядов. После практики и сдачи экзаменов они получали первый чин мичмана. Классы произвели три выпуска мичманов — 30 января 1916 г.; 25 марта 1917 г. (первый выпуск офицеров флота Свободной России) и 20 февраля 1918 г. В отличие от гардемарин Морского корпуса, носивших белые погоны, гардемарины ОГК имели погоны черного цвета, за что они неофициально назывались «черными гардемаринами». Отдельные гардемаринские классы были упразднены постановлением Верховной морской коллегии (органом управления флотом, созданным после прихода к власти большевиков) от 28 ноября 1917 г. Курсы гардемарин флота были организованы в 1916 г. на базе сформированной при 2-м Балтийском флотском экипаже роты т. н. гардемарин флота, состоявшей из лиц с высшим образованием, пожелавших сдать экзамен на получение чина мичмана. Обучение на курсах должно было длиться в течение года, причем 3 месяца отводилось на практику. Экзамен на офицерский чин гардемаринам полагалось сдавать при Морском корпусе или Морском инженерном училище, в зависимости от специализации. Первое зачисление на курсы состоялось 17 декабря 1916 г. Помимо морского отделения на курсах также были открыты гидрографическое и кораблестроительное отделения. 5 мая 1917 г. состоялся первый выпуск курсов. После октябрьского переворота 1917 г. курсы в прежнем виде перестали существовать: гардемаринам по морской части предложили сдать оставшиеся экзамены до 28 апреля 1918 г., механическое и кораблестроительное отделения закрывались, а их гардемаринам разрешалось до 1 августа 1918 г. продолжить занятия на вновь организованных краткосрочных Курсах военного кораблестроения. Гидрографическому отделению, переименованному в Класс гидрографов военного флота, было разрешено заниматься до 1 июня 1918 г. Гардемарины, обучавшиеся на курсах, носили серые шинели, за что их неофициально прозвали «серыми гардемаринами».

Еще до Великой войны немаловажную роль в жизни флота стал играть фактор постоянной нехватки кадров. С развитием боевых действий дефицит кадровых офицеров проявлялся особенно остро. Прежде всего — из-за боевых потерь и со вступлением в строй новых боевых кораблей и мобилизацией в состав военного флота гражданских судов. Так, в начале 1915 г. некомплект штаб-офицеров на флоте составлял 32 %; обер-офицеров — 10 %; инженер-механиков —16 %. Морское ведомство старалось решать данную проблему разными способами: ускоренным выпуском из учебных заведений, созданием новых школ и курсов, активным производством в офицеры военного времени, приемом на службу офицеров из отставки и запаса. К 1915 г. на действительную службу призвали 354 офицера запаса флота (всего к 1 января 1917 г. из запаса и морского ополчения призвано 578 офицеров), произведено из нижних чинов в прапорщики — 300 человек по морской части, 73 — по механической и 13 человек — по авиационной. 124 человека были произведены по экзамену в прапорщики по морской и механическим частям.

Вернемся к чинопроизводству. Некоторые изменения в этом вопросе произошли во время войны. Срок обучения в Морском корпусе сократился, и по окончании его гардемарины сразу получали чин мичмана. Летом и осенью 1914 г. было произведено два (осенний — досрочный) выпуска, насчитывавших 259 человек. Учебные заведения военного времени (курсы и школы) также выпускали непосредственно мичманов и прапорщиков военного времени. Во время войны лицам, имеющим морские специальности и ранее не служившим на военном флоте, после сдачи соответствующих экзаменов присваивался чин прапорщика по морской, механической или авиационной частям и по Адмиралтейству (соответствовал XIII классу Табели о рангах). Этот офицерский чин присваивался лицам, имевшим «высшие звания судоводителей или механиков торгового флота или выдержавшим теоретические испытания на право получения этих званий». К высшим относились звания капитана и штурмана дальнего плавания и механика 1-го и 2-го разрядов. Для получения чина прапорщика по авиационной части (установлен 18 мая 1915 г.) следовало пройти соответствующую подготовку и удовлетворять по своему образованию требованиям, установленным для поступления вольноопределяющимися в сухопутные войска. В период правления Временного правительства часть прапорщиков переименовали в мичманы военного времени (мичманы военного времени берегового состава).

Несмотря на то что Российская Империя являлась великой морской державой, по словам вышеупомянутого Графа, «русский флот всегда страдал недостатком природных моряков, выросших на берегу моря, любивших его и не понимавших иначе жизнь, как на палубе корабля». Далее он говорил: «Русский матрос никогда не был определенным типом „моряка-матроса“ как, например, матрос английского флота. Тот, действительно, обладает всеми присущими этому призванию характерными чертами и всею душой предан морю и кораблю. Наш же матрос — это только крестьянин или рабочий, который попал на флот для отбывания воинской повинности».


Комментарии запрещены.