Уголовный кодекс рф сговор

Уголовный кодекс рф сговор

Комментарии к СТ 35 УК РФ

Объединяясь в организованную группу, соучастники могут преследовать цель совершить и одно преступление. Однако такое преступление должно отличаться повышенной сложностью в механизме его исполнения. При этом члены организованной группы должны четко представлять себе план и порядок выполнения своей роли, заранее быть готовыми к возможным отклонениям, связанным с различными обстоятельствами. В абсолютном большинстве члены организованной группы имеют должное оснащение, обладают необходимым профессиональным опытом или специальными навыками, что способствует успешной реализации преступного умысла, например, специальной подготовкой к проникновению в банковское хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей.

Предварительный характер сговора характеризуется временным показателем: сговор предшествует посягательству на объект уголовно-правовой охраны. Поскольку началом любого посягательства признаются умышленные действия, непосредственно направленные на совершение преступления, т.е. покушение, следует признать, что предварительный сговор между соучастниками группового преступления возможен в любой момент, но до начала действий, образующих объективную сторону преступления.
Второй показатель свидетельствует, что формой связи между соучастниками при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору следует признать соисполнительство. Хотя есть точка зрения о том, что при таком групповом совершении преступления соучастниками могут быть выполнены различные роли, которые следует учитывать при квалификации и назначении наказания. Например, подстрекатель предложил совершить кражу из квартиры, передал план и ключи, исполнитель проник в квартиру и изъял различное имущество, скупщик приобрел у него краденое и сбыл его. Об этом они договорились заранее, поэтому в данном случае речь идет о соучастии с распределением ролей в составе группы с предварительным сговором.

1. В комментируемой статье законодатель закрепил наиболее распространенные виды групповых образований, к которым отнес: группу лиц, группу лиц по предварительному сговору, организованную группу и преступное сообщество (преступную организацию). Критерий такой классификации — объективное выражение совместности преступных действий соучастников, связанное со способом их взаимодействия и степенью согласованности.

Уголовно-правовое значение преступного сообщества (преступной организации) состоит в том, что оно выступает в качестве конститутивного признака преступления, предусмотренного ст. 210 УК России, и не образует квалифицированных признаков преступлений, как, например, другие виды групповых образований. Признаки преступного сообщества изложены в Федеральном законе от 3 ноября 2009 г. N 245-ФЗ, а также в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. N 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» (Российская газета. 2010. 17 июня).
Пленум Верховного Суда РФ попытался своевременно разъяснить многие понятия и определения. Так, Пленум разъяснил, что, исходя из положений ч. 4 ст. 35 УК РФ, преступное сообщество (преступная организация) отличается от иных видов преступных групп, в том числе от организованной группы, более сложной внутренней структурой, наличием цели совместного совершения тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, а также возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью. Дополнение в законе о целенаправленных действиях для получения финансовой или иной материальной выгоды более точно конкретизирует такую организацию, однако еще более сужает ее качественные характеристики. При этом под прямым получением финансовой или иной материальной выгоды Пленум рекомендует понимать совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений (например, мошенничества, совершенного организованной группой либо в особо крупном размере), в результате которых осуществляется непосредственное противоправное обращение в пользу членов преступного сообщества (преступной организации) денежных средств, иного имущества, включая ценные бумаги, и т.п. Под косвенным получением финансовой или иной материальной выгоды следует понимать совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, которые непосредственно не посягают на чужое имущество, однако обусловливают в дальнейшем получение денежных средств и прав на имущество или иной имущественной выгоды не только членами сообщества (организации), но и другими лицами. Возникает вопрос: как квалифицировать действия членов преступного сообщества, которые совершают преступления и получают выгоду неимущественного характера? Видимо, в этом случае речь идет о совершении преступления организованной группой либо группой лиц по предварительному сговору. Если же организованная группа только создана для совершения тяжких и особо тяжких преступлений без цели получения финансовой или иной материальной выгоды, то ответственность должна наступать за приготовление к соответствующим преступлениям.
В настоящее время закон называет две формы преступного сообщества. Во-первых, сообщество может осуществлять свою преступную деятельность в форме структурированной организованной группы, под которой, по разъяснению Пленума, следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Структурированной организованной группе кроме единого руководства присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации). Как представляется, Пленум дал расширительное толкование признакам сообщества в данной форме, указав еще и на наличие подразделений, о которых в законе ничего не сказано и под которыми предложил понимать функционально и (или) территориально обособленную группу, состоящую из двух или более лиц (включая руководителя этой группы), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации) осуществляет преступную деятельность. Такие структурные подразделения, объединенные для решения общих задач преступного сообщества (преступной организации), могут, по мнению Пленума, не только совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т.п.), но и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение функционирования преступного сообщества (преступной организации). В таком случае все, кто вольно или невольно соприкасается с преступным сообществом, может быть обвинен в его участии, что создает, на наш взгляд, опасность объективного вменения. Во-вторых, сообщество может действовать в форме объединения организованных групп, действующих под единым руководством и предполагающих наличие устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, совместное выполнение иных действий, связанных с функционированием такого объединения.

При оценке действий, совершенных участниками организованной группы, законодатель не выделяет особой специфики. Практика идет двумя путями. В одном случае действия всех членов организованной группы, независимо от выполненной роли, квалифицируются как соисполнительство, т.е. без ссылки на ст. 33 УК. Об этом специально разъясняется в ряде постановлений Пленума Верховного Суда РФ (например, по делам об убийствах, о кражах, грабежах и разбоях). Следует только установить, что виновные осознавали свою принадлежность к организованной группе и выполнили (хотя бы и частично) действия, предварительно согласованные с другими соучастниками преступления. В другом случае действия участников группы квалифицируются либо как соисполнительство (если все они выполняли объективную сторону), либо как соучастие с распределением ролей и ссылкой на ст. 33 УК, если каждый выполнял свою роль для достижения единого результата). Другое дело, когда лицо лишь подстрекало к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, но не принимало никакого участия в подборе ее членов, планировании и подготовке преступлений, равно как и в их совершении. В этом случае лицо не является членом организованной группы. Поэтому его действия необходимо квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на ч. 4 ст. 33 УК РФ.

6. Наиболее опасной разновидностью группового образования является преступное сообщество (преступная организация). Указанный вид соучастия предполагает не просто соглашение нескольких лиц о совместном совершении преступления, а стойкие организационные формы и четко определенные цели и методы преступной деятельности. Не случайно, в отличие от других разновидностей соучастия, преступному сообществу (преступной организации) свойственна высшая степень согласованности, достигаемая между соучастниками.

Существенным обстоятельством, требующим предельно четкого уяснения признаков, характеризующих организованную группу, является специфика ряда статей уголовного закона, предусматривающих в качестве квалифицирующего признака совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, а в качестве особо квалифицирующего признака — совершение преступления организованной группой. Дело в том, что мера наказания, предусмотренная такими статьями, прямо зависит от принадлежности к соответствующему групповому образованию. Например, максимальное наказание за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, — 5 лет лишения свободы. Но если кража совершена организованной группой, то наказание в виде лишения свободы может достигнуть 10 лет. В этом случае сотрудникам органов предварительного расследования и суду необходимо установить наличие признаков, характеризующих организованную группу, и на основании этого сделать вывод о том, что криминальная группа по своей форме и качеству является организованной.
В качестве ориентира в сложном процессе квалификации законодатель установил, что организованная группа характеризуется признаком устойчивости. Вспомогательным признаком, отражающим устойчивый характер организованной группы, является предварительная объединенность ее участников с целью совершения одного или нескольких преступлений.
Учитывая сложность в определении содержания признаков, характеризующих организованную группу, Верховный Суд РФ неоднократно обращался к этому вопросу. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. N 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» разъясняется, что об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать такие признаки, как стабильность состава преступной группы, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений (БВС РФ. 1997. N 3. С. 2).

В связи с этим целесообразно обратиться к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», в котором сказано, что организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Участников организованной группы объединяет ее организатор, который нередко выступает и в роли руководителя. Являясь формальным лидером преступного коллектива, организатор (руководитель) устанавливает жесткую дисциплину, определяет иерархию во взаимоотношениях соучастников, распределяет между ними функциональные роли, планирует и (или) непосредственно руководит криминальной деятельностью группы, делит преступные доходы. На это обстоятельство указывал и высший судебный орган страны. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» сказано, что, в отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

2. Группа лиц — наименее опасное групповое образование, имеющее место, когда два или более лица принимают непосредственное участие в совершении преступления, т.е. выступают в роли соисполнителей. Отличительной особенностью данной группы является то обстоятельство, что виновные заранее не договариваются совершить преступление. Однако это не означает отсутствие соглашения вообще. Такое соглашение достигается в процессе совершения преступления.

ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА В ПСИХИАТРИИ

— последствиями полиомиелита в восстановительном и резидуальном периоде;

17. Прием в психоневрологический интернат производится по путевке министерства социального обеспечения автономной республики, краевого, областного, Московского, Ленинградского городских отделов социального обеспечения, которая выдается на основании заявления о приеме в интернат (Приложение N 1) и медицинской карты (Приложение N 2), оформляемых районным (городским) отделом социального обеспечения и лечебно — профилактическим учреждением, справки ВТЭК (для мужчин, не достигших 60 лет, и женщин — 55 лет).

Противопоказанием к направлению в психоневрологический интернат являются острые и подострые стадии психических заболеваний и состояния обострения хронического психического заболевания; психические заболевания, характеризующиеся выраженной психотической симптоматикой, грубыми нарушениями влечения и расстройствами поведения, опасными для самого больного и окружающих (половые извращения, гиперсексуальность, садистические наклонности, склонность к агрессии, побегам, поджогам, дромомания, отказы от пищи, суицидальные тенденции и т.д.):

20. Граждане, проживающие в интернате, с разрешения администрации могут пользоваться принадлежащими им пригодными вещами.

а) любые приступообразные или прогредиентно текущие психические заболевания со склонностью к частым обострениям или рецидивам болезни с частыми декомпенсациями, нуждающиеся в специальном стационарном лечении;

— психические заболевания, сопровождающиеся грубыми нарушениями влечения и расстройствами поведения, опасными для самого больного и окружающих;

Лицам, плохо разбирающимся в денежных знаках, выдача денег производится в присутствии инструктора по труду или библиотекаря, которые проверяют правильность выплаченной суммы и расписываются за неграмотных.

13.4. Реконструкцию, а также своевременный капитальный и текущий ремонт зданий, сооружений, коммуникаций.

С целью улучшения организации медицинского обслуживания, ухода и осуществления мероприятий по социально — трудовой реабилитации проживающие в интернате лица размещаются по отделениям и комнатам в соответствии с режимами содержания (постельным, наблюдения, свободным), состояния здоровья, возраста и личного желания.

Уголовный кодекс РСФСР 1926 года

Несколько деяний, которые по проектам 1921 и 1922 гг. считались преступными, не были признаны такими сессией ВЦИК- Таковы (помимо указанных уже выше административных деликтов):

При дальнейшем обсуждении проекта предельный максимальный срок принудительных работ был установлен в один год.

В определении покушения (ст. 19) проект 1921 г. воспроизвел ст. 18 «Руководящих начал» 1919 г., которая покушением почему-то считала только оконченное покушение, когда совершивший выполнил все, что считал необходимым для приведения своего умысла в исполнение, но преступный результат не наступил по причинам, от него не зависящим.

При наличии же упомянутой выше ст. 95 проекта, караю: щей непредставление в срок всякого рода сведений и ст. 90, карающей всякое упущение по службе, повлекшее ущербдля государства или отдельного лица, область преступного расширялась и за счет служебных проступков, влекущих взыскание в порядке подчиненности. Характерно, что включение в проект множества мелких деликтов соответствовало отказу от материального определения преступления в проекте 1921 г. Второй проект заменил широкое понятие упущения по службе более узким и определенным понятием халатного отношения к службе и отказался от признания уголовным преступлением единичного факта несвоевременного представления сведений должностными лицами. Это деяние становилось преступлением лишь при повторности (ст. 113). С другой стороны, проект 1922 г. ввел исключительно широкую по составу ст. 90, карающую неисполнение законно изданных распоряжений власти, циркуляров, приказов и т. п. принудительными работами до б месяцев. В такой формулировке ст. 90 чрезвычайно расширяла понятие преступного, включая в него даже деяния, по существу находящиеся за гранью проступков, преследуемых в административном порядке.

В связи с этим креном в сторону оценки главным образом или даже почти исключительно свойств личности, несомненно, стоит и отсутствие в проекте статьи, содержащей материальное определение преступления.

При рассмотрении проекта Уголовного кодекса 3-й сессией ВЦИК IX созыва статья 113 проекта была исключена, а из 43 статей главы IX сохранено только 13 статей 10 . Вместе с тем сессия исключила упоминавшиеся выше статьи, предусматривавшие мелкие упущения по службе и самовольное пользование чужим имуществом.

5) Бесхозяйственное использование арендатором предоставленного ему государственного имущества.

Помимо решения основного принципиального вопроса о пределах советского социалистического уголовного права, в частности о границе между правом уголовным и административным, 3-я сессия ВЦИК IX созыва определила отношение к ряду других деяний, разрешив в ту или другую сторону вопрос об их наказуемости.

В практике вскоре обнаружилась тенденция к слишком широкому применению ст. 4-а УПК, именно в той ее части, которая относится к уголовно-процессуальному праву, так как довольно неопределенный критерий нецелесообразности возбуждения или дальнейшего производства дела не служил достаточно ясным руководством при разграничении деяний, подлежащих и не подлежащих уголовному преследованию. Поэтому Президиум Верховного суда РСФСР постановлениемот 18 ноября 1925 г. 46 ]предложил ограничить применение ст. 4


Комментарии запрещены.