За отсутствием события преступления

За отсутствием события преступления

Декабрьские события 1986 года

Утром 17 декабря 1986 года в Алма-Ате началась демонстрация молодежи с протестом против принятого решения, длившаяся 2 дня, которая вошла в историю как декабрьские события 1986 года в Алма-Ате. К полудню 17 декабря на площади им. Л. Брежнева демонстрантов было около 5 тысяч. С утра площадь была оцеплена силами МВД, после обеда к милиции добавили курсантов школы милиции и пожарно-технического училища. Перед собравшимися выступали с увещеваниями и призывами разойтись секретарь ЦК 3. Камалиденов, Председатель Президиума Верховного Совета С. Мукашев, Председатель Совета Министров Н. Назарбаев, первый секретарь Алма-Атинского обкома КПК М. Мендыбаев, прокурор республики Г. Елемисов и др. Успеха эти речи не имели.

19 декабря 1986 года газеты опубликовали краткое сообщение ТАСС от 18 декабря, с первой официальной оценкой произошедшего: “Вчера вечером и сегодня днем в Алма-Ате группа учащейся молодежи, подстрекаемая националистическими элементами, вышла на улицы, высказывая неодобрение решения состоявшегося на днях пленума ЦК Компартии Казахстана. Сложившейся ситуацией воспользовались хулиганствующие, паразитические и другие антиобщественные липа, допустив противоправные действия в отношении представителей правопорядка, а также учинив поджоги продовольственного магазина, личных автомобилей, оскорбительные действия против граждан города…”.

Руководство республики в самом начале не пожелало вступить в равноправный диалог с молодежью и выслушать ее мнение. Расценив политический протест как угрозу устоям власти, оно отреагировало на него приведением в готовность Алма-Атинского гарнизона и оцеплением площади силами, во много раз превосходившими количество демонстрантов…

Непосредственным толчком к выступлению молодежи послужило келейное и оскорбительное по форме назначение Г. Колбина первым секретарем ЦК КПК, которое было воспринято как грубый диктат Центра при решении вопросов, затрагивающих жизненные интересы населения республики. Особое возмущение вызвало явное противоречие между традиционно-командными действиями Центра и провозглашаемыми демократическими принципами перестройки.

Утром 18 декабря в Алма-Ату прибыли специальные части из других городов страны. Вечером началось “вытеснение” демонстрантов с площади. Демонстрация была разогнана.

Под угрозой волнений и голодовки, которую были готовы объявить члены Комиссии, Указом Президиума Верховного Совета республики в январе 1990 года была создана “Комиссия Президиума Верховного Совета КазССР по окончательной оценке обстоятельств, связанных с событиями в Алма-Ате 17-18 декабря 1986 года”. Параллельно шел процесс пересмотра дел осужденных “декабристов” – 32 из них освободили за отсутствием состава преступления.

В конце 1986 – начале 1987 гг. печать была заполнена организованными статьями, названия которых говорят сами за себя: “Нам горько”, “Цена самолюбования”, “Паутина”, “Горький урок”, “По поводу болезненного национального чувства”, в которых события декабря трактовались в духе первого официального сообщения.

С протестом против решения пленума ЦК выступила вначале небольшая группа рабочей и учащейся молодежи г. Алма-Аты. Демонстрация была мирной и носила политический характер, не содержала призывов к свержению государственного строя и выпадов против других народов. Молодые люди, собравшиеся перед зданием ЦК Компартии республики, не нарушали законов и общественного порядка, они требовали лишь разъяснений по поводу решений пленума и выражали свое несогласие с этим решением.

Декабрьские события 1986 года в Алма-Ате и их политическая оценка

Получение копий документов потерпевшим в уголовном деле

Нами сформулирована классификация и приведен примерный перечень процессуальных документов. Мы исходили в этом случае из буквального толкования понятия «процессуальные документы». Однако даже законодатель употребляет это словосочетание в разных значениях.

Данное ходатайство следователь (дознаватель и др.) обязан будет рассмотреть. При наличии к тому оснований оно может быть удовлетворено.

Это так. Однако формулировка п. 12 ч. 2 ст. 42 УПК РФ позволяет нам утверждать, что следователь (дознаватель и др.) не обязан удовлетворять ходатайство потерпевшего об ознакомлении по окончании предварительного расследования с той частью материалов уголовного дела, в которых отсутствуют сведения об общественно опасных деяниях, причинивших потерпевшему вред. Он вправе удовлетворить такое ходатайство, если посчитает это нужным. И само ходатайство потерпевшим, конечно, может быть заявлено. Однако данное ходатайство не приобретет статус требования. Следователь (дознаватель и др.) не обязан его удовлетворять.

Постановления о прекращении уголовного дела не всегда законны и обоснованы. Между тем без специального юридического образования добиться отмены незаконного и необоснованного постановления о прекращении уголовного дела потерпевшему будет очень сложно.

Далее в п. 13 ч. 2 ст. 42 УПК РФ перечисляются документы, в которых процессуальные решения фиксируются судьей или судом.

К такому заключение приводит буквальное толкование наименования рассматриваемого процессуального документа, отраженное в перечне п. 13 ч. 2 ст. 42 УПК РФ. Однако то обстоятельство, что сам документ законодателем назван неправильно, последовательно предположить, что отсутствие в его наименовании упоминания о подозреваемом могло быть не принципиальным подходом законодателя, а всего-навсего недоработкой последнего. Уже только поэтому мы бы рекомендовали потерпевшим заявлять ходатайство о предоставлении им также копии постановления об отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу. Если это постановление затрагивает интересы потерпевшего, следователь (дознаватель и др.) в рассматриваемой ситуации будет обязан снять с постановления судьи копию и передать ее потерпевшему.

Почему мы его считаем «революционным»? Да потому что материалы уголовного дела состоят из процессуальных документов, иных документов и вещественных доказательств. Потерпевший имеет право хоть каждый день обращаться к следователю (дознавателю и др.) с ходатайством о предоставлении ему копий всех до этого ему не выданных процессуальных документов, затрагивающих его интересы. Не сложится ли ситуация, что следователь (дознаватель и др.) теперь по ряду дел вынужден будет копировать все оформленные им в соответствии с требованиями УПК РФ материалы уголовного дела и выдавать их потерпевшим? У потерпевших в этом случае будет копий документов больше, чем в надзорном производстве у прокурора. У них, по сути, появятся копии всего уголовного дела. Такое ли дозволение сейчас закреплено в законе? Попробуем разобраться.

Аналогична характеристика и протокола судебного действия (протокола судебного заседания). Основанное его отличие от протокола следственного действия заключается в том, что оформляется он на судебных, а не на досудебных стадиях уголовного процесса.

Но каково же значение термина «интересы»? Под понятием «интересы» в п. 13 ч. 2 ст. 42 УПК РФ, как, впрочем, и в ряде других статей УПК РФ, понимаются «нужды, потребности», в нашем случае — потерпевшего. Заметьте, законодатель здесь речь ведет об «интересах», а не о «законных интересах». Не ясно почему. Ведь известно, что в ряде других статей УПК РФ законодатель упоминает именно о законных интересах, а не вообще об интересах субъектов уголовного процесса. Неужели в ситуации, описанной в п. 13 ч. 2 ст. 42 УПК РФ, потерпевшему разрешено, а УПК РФ устанавливает (узаконивает) такой порядок, когда правомерной считается деятельность, направленная по большому счету на защиту противоправных, общественно опасных интересов потерпевшего? Думается, что нет.


Комментарии запрещены.